понедельник, 9 декабря 2013 г.

Губернатор Шевелёв из героя превратился в мерзавца?


Тверской губернатор своим указом разбудил "Лихо"

Российский народ долготерпелив, даже слишком. Но и народному терпению, как бы ни было оно велико, есть предел. Однако похоже, что российские власти полагают, будто это величина бесконечная. Власть подвергает народное терпение такому напряжению, которое рано или поздно должно будет разрядиться отчаянным сопротивлением. Отзвуки стихийных разрядов народного гнева, пока подспудные, сдавленные, уже слышны по всей стране. Недавно такой разряд пробежал между двумя относительно благополучными российскими столицами, ровно между Москвой и С.-Петербургом, в одном из самых депрессивных регионов Центральной России – в Тверской области.

Всё началось со свиней. Точнее, ими закончилось. В конце августа 2013 года губернатор Тверской области Андрей Шевелёв издал приказ, на три года запрещающий содержание свиней на селе под видом профилактики африканской чумы. Это постановление касается хозяйств, всех форм собственности, где невозможно соблюсти высокие технологические стандарты, якобы исключающие распространение предполагаемой эпидемии. По факту эти стандарты сразу лишили возможности заниматься свиноводством всех сельхозпроизводителей за исключением крупных предприятий-миллиардеров.

Для сельского жителя Тверской области – скажем прямо, нищей и безработной – свинина не источник дохода, не разновидность заработка, а единственный способ выжить. Средняя заработная плата в регионе не превышает 8 тыс. рублей, да и то лишь в сезон с мая по октябрь. Содержать семью и дом на эти средства крайне затруднительно. Но селяне не привыкли жаловаться, расчет у них только на свои силы. Поэтому в подсобных хозяйствах многие держат свиней. Свинина для сельских жителей – это, во-первых, единственный доступный источник животного белка, необходимого для питания, а во-вторых, пусть небольшое, но надежное пополнение семейного бюджета, позволяющее отремонтировать дом, купить одежду и медикаменты, оплатить газ и электричество, наконец, заплатить налоги и пошлины. Теперь тверское село разом лишилось этой возможности. Распоряжением областного губернатора всех свиней отныне велено пустить под нож.

Этим запретительным актом, нелепым и диким, власть подложила людям свинью в переносном смысле, а в прямом – накалила социальную и экономическую ситуацию до взрывоопасного предела. Осознав, что у них отобрали последнее, обреченные на вымирание селяне решились на открытое неповиновение, причем не из каких-то политических идей, а повинуясь простому инстинкту самосохранения.

Жители небольшого села Родня (Старицкого уезда в прошлом) Тверской области не пустили к себе отряд забойщиков, присланных областной властью для ликвидации всего поголовья свиней, – выгнали ликвидаторов взашей. После этого селяне объединились в патрули с целью держать оборону против новых атак. Бдительности родненцы не теряют, поскольку уверены, что просто так чиновники от них не отстанут. «Раз дана команда свиней уничтожить, то местные власти в лепешку расшибутся, а приказ исполнят», – уверены селяне. Перед лицом этой явной опасности сельские жители решили перейти от обороны в наступление.   

В начале ноября 2013 года жители села Родня составили обращение к губернатору Шевелёву с требованием добровольной и немедленной отставки. Этот документ настолько искренний и пронзительный, что наверняка войдет в историю отечественной политической публицистики как яркий образец народной прокламации.

«За два года Вашего губернаторства Вы и приехавшие с Вами чиновники довели наш прекрасный край до грани банкротства. На сегодня государственный долг Тверской области составляет около 21 миллиарда рублей и с каждым годом повышается на 20%. Этот астрономический для российских регионов долг – результат лично Вашей некомпетентности и некомпетентности Вашей команды», – выносят селяне приговор губернатору Шевелёву. Далее обвинения сыплются на голову областного начальства как из рога изо­билия. Здесь и махинации с тарифами ЖКХ, и бесконечные поборы за капремонт, разворовывание миллионов на ремонт дорог, которые в Тверской области ужасают даже бывалых автомобилистов, и запредельная, уже перешедшая все мыслимые границы нищета сотен тысяч городского и сельского населения, и катастрофа местной медицины, и гибель людей… «За годы Вашего правления количество умерших в области превысило количество родившихся почти в два раза. Мы вымираем!» – вопиют селяне в своем обращении.  

Разорение Тверской области селяне сравнивают с нашествием ханской Орды. Причем почти в прямом смысле. За всеми бедами своего родного края авторы обращения видят торчащие «грязные и трясущиеся уши ненасытных чиновников» из окружения губернатора. «Несмотря на бедность жителей Твери, несмотря на крайнюю нищету жителей районных центров и деревень, Вы и Ваши чиновники не стесняетесь шиковать за наш счет, – говорится в обращении. – Это психология временщиков. Да ваша невоспитанная Орда и не скрывает того, что Тверь для них – лишь одно из многочисленных кочевых пастбищ на бессмысленном пути в никуда».

Однако привычные уже взяточничество и лихоимство, казнокрадство и коррупция, в чем тверские жители обвиняют областную власть, оказывается, еще не самый страшный грех. Всё это отходит на второй-третий план перед всеобщей угрозой регионального масштаба.

Тверская область давно уже в глубокой экономической депрессии. Но теперь регион вплотную подошел к черте банкротства. В случае краха, который, по оценкам экспертов, неминуемо произойдет в ближайшие 2–3 года, область будет объявлена банкротом и потеряет финансовую самостоятельность. Это будет означать резкое сокращение и без того скудного финансирования здравоохранения, образования, социальной поддержки населения, дорожной отрасли и мероприятий по обеспечению правопорядка и безопасности граждан. Большинство других социальных программ сведут до минимума или вообще свернут. В связи с этим авторы обращения бросают губернатору Шевелёву упрек, который можно расценивать как прямое обвинение в предательстве интересов населения области: «Вы, как губернатор, просто обязаны были не бояться сказать поперек федеральной власти, а лоббировать для нас и наших детей больший бюджет».

Действительно, Тверская об­ласть, которая по всем объективным данным могла бы стать процветающим краем, превратилась в «черную дыру» и близка к катастрофе. Кто бы ни взялся теперь губернаторствовать, неминуемо столкнется с чудовищным узлом сложнейших проблем. Тем не менее у главы региона, как у капитана терпящего бедствие судна, есть неизменное право и обязанность сигналить SOS, бить в набат, поднимать вопросы до самого верха, ставить их «поперек федеральной власти» и требовать срочного решения. Впрочем, можно ли ожидать этого от ставленников «сверху», которым при их назначении – как говорится, по умолчанию – вменяется консервировать разложение, лакировать действительность, закупоривать народное недовольство. С точки зрения верховной власти это лояльность, с позиции народа – предательство.

Нужно отдать должное авторам обращения. Несмотря на все обвинения в адрес губернатора, селяне оставляют ему право выбора: «Если Вы решитесь хотя бы месяц пожить в деревне на 8000 рублей, мы готовы показать Вам не виртуальные страшилки, а сотни и тысячи живых людей – детей и взрослых, которых Вы разорили и пустили по ветру. Поэтому, если у Вас есть честь, ответьте за свое постановление делом: либо вкусите на собственной шкуре все «прелести» жизни в деревне и «поддержки» крестьян Вашим правительством, либо немедленно уходите в отставку».

Показательно, что селяне прямо взывают к офицерской чести и человеческой совести губернатора, апеллируют к его святым чувствам, причем делают это не от наивности, а не желая отказывать человеку, который сделал их жизнь невыносимой, в праве оправдаться и исправиться. В этом звучит благородство простых людей, до ужаса явно оттеняющее низость тех, к кому они открыто обращаются.

Свое обращение жители села Родня отправили губернатору А.Шевелёву, а также опубликовали петицию в интернете. Этот документ получил молниеносное распространение и поддержку многих и многих граждан, причем зачастую даже не имеющих отношение к сельскому хозяйству, но до предела раздраженных положением в Тверской области. Формат электронной поддержки позволяет не только поставить под петицией свою подпись, но и оставить комментарий. Редкий подписант не воспользовался возможностью добавить личные замечания и претензии в адрес главы области.

Шевелёву припомнили бездумные траты бюджетных денег «на всякую ерунду», вспомнили и закрытие роддомов, больниц под видом оптимизации, полную потерю контроля над миграционными процессами и упорное нежелание видеть межнациональные конфликты, которые кое-где в области переросли уже в открытую вражду, невыполнение элементарных законов в землепользовании и хаос точечной застройки, вопиющие фальсификации на выборах, нежелание контактировать с гражданами по насущным социальным вопросам и, наконец, хамство, спесивое и вульгарное, нередко адресованное даже тем, кто ему бескорыстно помогал.

Примечательно, что шквал обвинений рядовых жителей обнищавшего региона поддержал даже местный бизнес, заявивший о том, что «Шевелёв окончательно распугал всех инвесторов и из области ушли последние деньги». Все эти многотысячные обвинения в совокупности являют свидетельство страшной картины разорения коренного края Центральной России, равного по площади двум Швейцариям, с населением почти в полтора миллиона человек, значительная часть которого теперь поставлена на грань выживания последним несуразным приказом губернатора. Таким образом, распоряжение власти о запрете свиноводства обернулось массовой народной петицией против властного свинства.     

Поразительно, но даже в этой критической ситуации власть Тверской области проявила настолько тупое упорство, что узел масштабного конфликта затянулся еще туже. Первые лица региона, нехотя комментируя происходящее, стали бубнить себе под нос, что никаких реальных проблем нет, а якобы имеет место некий «информационный заказ», выполняемый по неким злокозненным политическим технологиям. Элементарная мысль о нежелании общества более мириться с произволом и терпеть произвол не приходит власти на ум, отторгается ею как невозможное. Это чванливое упрямство закономерно породило новый виток противоборства. 

23 ноября 2013 года в центре Твери состоялся массовый митинг протеста, в котором приняли участие более полутора тысяч человек. Инициаторы акции стихийно объединились в единый антигубернаторский блок. Среди них были члены КПРФ и Народного альянса, фермеры и крестьяне, представители малого бизнеса и рабочие Тверского вагоностроительного завода, обманутые вкладчики и активисты движения против точечной застройки, ветераны войн и многодетные семьи, учителя и врачи… Трибуну для выступления предоставляли всем желающим, а их оказалось немало. Особенно всем запомнилось выступление фермера из Старицкого района Федора Шаймарданова. Он приехал на митинг на своих подержанных «Жигулях» вместе с поросенком по кличке Огонёк, которого по решению тверского губернатора необходимо зарезать и сжечь якобы в целях профилактики африканской чумы. Сидевший тихо и мирно на руках у хозяина, Огонёк поднял страшный визг прямо в микрофон, когда его хозяин прокричал лозунг «Шевелёва в отставку!», дружно поддержанный всеми участниками митинга.

Однако теперь тверечи существенно расширили свои требования. Накануне митинга из правительства Тверской области были экстренно уволены со своих постов министр природных ресурсов Николай Протасов и министр здравоохранения Елена Жидкова, но протестующие не удовлетворены этими запоздалыми отставками. Теперь граждане требуют не просто отправить в отставку вслед за этими деятелями самого губернатора Шевелёва, но и возбудить в отношении него и его команды тщательную прокурорскую проверку с участием представителей Генпрокуратуры. Протестующие считают, что есть все основания подозревать губернатора Шевелёва, издавшего приказ «о свиньях», в сговоре с крупными производителями мясопродуктов. Поэтому, скорее всего, просто тихого ухода губернатора уже не получится. Вот оно – не буди лихо!  

Следующей акцией движения за отставку А. Шевелёва будет массовый автопробег Тверь–Москва с возможным митингом в столице. Это решение принял оргкомитет, в который вошли представители более десятка общественных организаций. Таким образом протестующие жители Тверского края намерены показать, что народный протест выходит за пределы отдельного региона и становится движением общероссийского масштаба.

Источник: Денис МИРОНОВ-ТВЕРСКОЙ

P.S.

Похоже, губернатор Шевелёв уже давно обменял офицерскую честь на денежные знаки по выгодному курсу.


0 коммент.:

Отправить комментарий